Вопрос на фоне слухов об опале: важна ли Гульнара?

Twitter-войны, стычки с Интерполом, вражда с могущественным отцом сделали дочь президента Узбекистана Гульнару Каримову еще большей знаменитостью. Помогло ли это пролить свет на один из самых репрессивных режимов в мире, или всё это годится лишь для заголовков таблоидов?


Согласно китайским знакам зодиака, нынешний год — год Змеи. Но если бы в журналистской среде существовали свой «зодиак», то 2013 год можно было бы смело назвать годом Гульнары.


От перепалок в Twitter’е до сомнительного дуэта с Жераром Депардье — за прошлый год дочь президента Узбекистана Гульнара Каримова из объекта простого любопытства преобразилась в какой-то притягивающий странные новости магнит. А также — в трамплин для еще более резонансных вопросов о вопиющих нарушениях прав человека в стране, которой руководит её отец, Ислам Каримов.


Так как Гульнара Каримова рассматривалась в качестве вероятного преемника авторитарного отца на выборах в 2015 году, любые известия о ней — глупые или серьезные — казались потенциально полезными. Но теперь, когда ее политическая звезда, похоже, угасает, возникает вопрос: служил ли год Гульнары определенной цели, или он был просто подножным кормом для отдающих желтизной СМИ?

​​
Европейскому медиадиректору международной правозащитной организации Human Rights Watch Эндрю Штройляйну удалось развести Гульнару на один из лучших за год twitter-диспутов по поводу сообщений из Узбекистана о тюремных пытках, принудительном труде и незаконных задержаниях. Благодаря этому многие смогли ознакомиться с изолированной страной, которая редко фигурирует в заголовках мировой прессы. Но была ли от этого польза с точки зрения улучшения прав человека?


— Может быть, частично. Но на самом деле ничто из этого не привело к каким-либо существенным изменениям в Узбекистане. Это по-прежнему совершенно ужасное государство, когда речь идет о нарушении прав человека, — говорит Эндрю Штройляйн.


ПРИНЦЕССА ИЛИ МАРОДЕР?


Широта интересов Гульнары Каримовой часто затрудняет оценку ее действий, находящихся между легкомыслием и сильными амбициями.


Она, кажется, всерьез получает удовольствие от своих занятий поп-музыкой, дизайном одежды и йогой. Но она также находится в центре швейцарского, шведского и французского расследований по отмыванию денег и, похоже, требовала взятки от шведского телекоммуникационного гиганта TeliaSonera в обмен на вхождение на рынок Узбекистана. Местное отделение TeliaSonera — UCell продолжает щедро спонсировать ее любимые проекты.


В то же время Каримова стремится к достижению некоей политической легитимности на международной арене. Еще до того, как начали распространяться слухи о ее президентских амбициях, она была послом Узбекистана при ООН в Женеве.

​​
Но правозащитник Мутабар Таджибаева, которая провела несколько лет в тюрьме до того, как бежала из Узбекистана во Францию, рассказала, что она не смогла «даже найти офис» Каримовой в Женеве и подверглась полицейскому допросу после того, как приблизилась к вилле Каримовой стоимостью 20 миллионов долларов в шикарном районе Колоньи.


— Есть сказка о принцессе, которая думает, что она может делать всё что угодно, потому что она дочь султана. И [Гульнара] это именно такой тип женщины. Она не ведет себя как посол Узбекистана в ООН в Женеве. Она не ведет себя как доктор наук, который может говорить о том, сколько у него есть дипломов. Нет, она ведет себя как обычная женщина на улице, которая кричит и перекладывает вину на других, независимо от того, права она или неправа, — говорит Мутабар Таджибаева.


СНОВА ОДНА


Семья Каримовой может с этим согласиться. В прошлом месяце можно было наблюдать за тем, как Гульнара обвиняла младшую сестру Лолу Каримову-Тилляеву в колдовстве. Местная пресса утверждает, что ее мать Татьяна сообщила Исламу Каримову о вовлеченности их старшей дочери в коррупцию и об уголовных жалобах на нее.


С тех пор Каримова лишилась телохранителей, часть союзников арестована, ее телерадиоканалы отключены. В некоторых из ее организаций, в том числе во влиятельном Фонде Форум, как сообщается, проводятся расследования, а банковские счета медиахолдинга TerraGroup заморожены.

​​
Атаки на внутренние активы Каримовой были настолько внезапными и потрясающими, что они рассматриваются как результат прямого приказа от самого президента — удивительный раскол в отношениях отца и дочери.


Научный сотрудник Школы восточных и африканских исследований Лондонского университета, этнический узбек Алишер Ильхамов говорит, что не важно, сколько мостов сожжено у Каримовой, есть только одно, в чём она нуждается.


— У нее, возможно, до сих пор имеются какие-то амбиции, и она, вероятно, надеется как-то избавиться от всевозможных проблем и наладить отношения с отцом. Потому что для нее, чтобы выжить — политически и даже физически — это то, что может быть достигнуто только восстановлением ее политических позиций в стране. Особенно после Каримова, потому что неясно, что будет источником ее существования в будущем, — говорит Алишер Ильхамов.


ДРАМА НАСЛЕДОВАНИЯ ВЛАСТИ

Сообщения об утрате положения Каримовой возродили драму наследования власти. Полагают, что крайней мере три высших должностных лица — премьер-министр Шавкат Мирзияев, заместитель премьер-министра Рустам Азимов и глава тайной полиции Рустам Иноятов — соперничают за первое место. Но неизвестно, готов ли 75-летний Ислам Каримов, несмотря на слабое здоровье, отказаться от своего поста на следующих выборах в стране в 2015 году.


Полагают, что Гульнара Каримова может быть единственным человеком, который мог бы предложить отцу и семье защиту от уголовного преследования, когда Каримов оставит свой пост. (Некоторые наблюдатели считают, что нынешняя распря может быть простой политический разводкой, чтобы скинуть со сцены соперников Каримова, и что Гульнара — всё еще лучший выбор ее отца.)


Перспектива президентства кого-либо другого, по словам Мутабар Таджибаевой, одна.

​​
— Кто бы ни пришел, они будут мстить Каримову, — говорит она.


Таким образом, полагают, что Гульнара, возможно, исполняет еще одну полезную роль — жертвы.


Анн-Софи Ньюман из брюссельского «Международного партнерства по правам человека» утверждает, что у широкой огласки взлета и падения Гульнары было несколько положительных сторон. Если дочь президента сама становится жертвой уголовного авторитаризма, показательно, насколько варварским может быть этот режим.


В подготовке материала участвовали Дэйзи Синделар и Алиса Вальсамаки.

Радио Азаттык


Back to Top