В чём провинились блогеры Telegram


Серия арестов владельцев популярных телеграм-каналов продолжается. На прошлой неделе по обвинению в вымогательстве за решёткой оказались владельцы «Кремлёвского мамковеда» и канала «Как-то вот так». Что это? Попытки силовиков зачистить островки свободной информации или же журналисты-блогеры и правда переходят грань в погоне за монетизацией?

Об этом сообщает Правда РУ

Аресты популярных телеграмщиков начались ещё в августе. Тогда в поле зрения правоохранителей попали пиарщицы Ольга Архарова, Инна Чурилова и журналист-блогер Александра Баязитова (каналы «Адские бабки», «Финансовый караульный», «Небрехня»). И вот на прошлой неделе очередные уголовные дела были возбуждены в отношении Анатолия Спирина и Станислава Садовова. Все телеграмщики обвиняются в вымогательстве: якобы владельцы каналов требовали деньги за непубликацию критического контента у фигурантов своих журналистских расследований.

Самыми туманными на сегодняшний день выглядят обвинения против Спирина и Садовова. Представители правоохранительных органов даже не потрудились проинформировать общественность, в чём именно провинились админы этих каналов. Известно только, что уголовное дело Анатолия Спирина расследуется совместно с уголовным делом Станислава Садовова. Однако обстоятельства дела не комментируют ни следователи, ни защитники.

Анатолия Спирина задержали в Ульяновске 24 сентября. По информации «Коммерсанта», изначально он был задержан в качестве свидетеля по делу Станислава Садовова, арестованного в тот же день. Широкой общественности Спирин известен как создатель телеграм-канала «Как-то вот так», специализирующегося на новостях о политике. По неофициальной информации, Спирин также контролировал канал «Политбюро 3.0», прославившийся критикой бывшего губернатора Ульяновской области Сергея Морозова. Интересно заметить, что после прихода в губернаторское кресло Алексея Русских претензий к политике региональных властей у телеграмщиков резко поубавилось. Впрочем, у «Политбюро 3.0» лишь чуть более 5 тыс. подписчиков, что на суперпопулярный блог «чёрного пиара» явно не тянет.

О возможных претензиях к Станиславу Садовову (канал «Кремлёвский мамковед») известно ещё меньше. В постановлении об аресте сказано лишь, что он обвиняется в вымогательстве «под угрозой распространения ложных, дискредитирующих и позорящих сведений». Что это за сведения и кого они дискредитируют – загадка.

На самом канале «Кремлёвский мамковед» ситуацию тоже никак не комментируют. Несколько дней назад появился лишь короткий пост, где говорится о том, что команда продолжает работать «в том же ключе, находясь в (относительной) безопасности за рубежом».

А вот история с арестом Ольги Архаровой, Инны Чуриловой и Александры Баязитовой выглядит более логично. Пиарщиц-блогеров обвиняют в вымогательстве 1,2 млн рублей у топ-менеджера Промсвязьбанка (ПСБ) Александра Ушакова. В Сети даже появилось заявление, которое г-н Ушаков написал в правоохранительные органы. По версии следствия, зимой 2022 года телеграмщицы заинтересовались биографией банкира и выяснили, что ещё в 2006 году, занимая должность главы краснодарского Стройбанка, г-н Ушаков был судим за подделку документов и незаконную банковскую деятельность. Что интересно: в 2009 году Прикубанский райсуд Краснодара судимость банкира погасил, однако в интернете по-прежнему можно было найти информацию об этом деле. По этому поводу Александр Ушаков обратился в Дорогомиловский суд Москвы, пытаясь воспользоваться законом о забвении, однако суд ему в этом отказал.

Предприимчивые телеграмщицы якобы решили воспользоваться горячим желанием банкира Ушакова скрыть подробности своей биографии, начав публиковать на канале «Адские бабки» материалы о его судимости. После нескольких публикаций Ушаков и его помощница сами связались с администраторами канала и даже договорились о снятии нескольких уже опубликованных заметок. По информации «Коммерсанта», «чистка» телеграм-канала обошлась Ушакову в 70 тыс. рублей за две заметки. Также банкир, вероятно, решил выкупить месячный «блок» на упоминание его фамилии за 350 тыс. рублей. Однако продлевать «контракт» банкир не захотел, а обратился с заявлением в полицию.

Впрочем, у этой истории есть и другая версия. По информации телеграм-канала «ВЧК-ОГПУ», о своём недовольстве публикациями на канале «Адские бабки» якобы заявил председатель Промсвязьбанка Пётр Фрадков. Причём поделился своей печалью он не с кем-нибудь, а с начальником Управления «К» СЭБ ФСБ РФ Иваном Ткачёвым. По слухам, именно это подразделение осуществляет оперативное сопровождение по делам в отношении телеграмщиков. «Поскольку банковская тема профильная для Управления «К», Ткачёв решил провести зачистку каналов, – пишет «ВЧК-ОГПУ». – Зиц-заявителем выступил приятель и зам Фрадкова в ПСБ Ушаков. Потом удалось найти и других заявителей – люди Ткачёва это умеют. В результате уже второй месяц админы отправляются в СИЗО – Архарова, Чурилова, Баязитова, Спирин, Садовов».

Косвенные подтверждения этой версии прозвучали и в речи Александры Баязитовой в суде. Не признав вину и заявив суду о том, что она не понимает «в чём суть обвинений в её адрес», Баязитова также рассказала, что написала статью, где, по её мнению, собрала факты хищений в «Промсвязьбанке» солидных сумм. Также Баязитова указала на то, что отец председателя правления ПСБ занимал раньше пост главы силовой службы.

Это уже далеко не первый случай, когда журналистов преследуют. Так, в 2008 году срок за вымогательство получил тогдашний заместитель главного редактора «Независимой газеты» Борис Земцов. Предметом разбирательства тогда стала целая серия критических материалов, посвя­щённых деятельности тогдашнего главы Минсельхоза Алексея Гордеева. В итоге Мещанский суд приговорил журналиста к восьми годам колонии строгого режима. В то время СМИ называли это самым суровым приговором в истории российской независимой журналистики.

На самом деле, как отмечают юристы, журналистов достаточно часто привлекают по статьям «вымогательство» и «мошенничество». При этом стоит отметить, что далеко не всегда обвинения бывают незаслуженными. Но раз за разом становится ясно, что журналистов обиженные чиновники и силовики спешат проучить. Вместо справедливого разбирательства и пропорциональных содеянному наказаний на журналистов обрушивается давление. С первого же момента – задержать, обыскать с изъятием личных вещей и гаджетов, следуют попытки вскрытия переписки, заключение под стражу. К сожалению, сейчас действия становятся чуть ли не более жестокими, чем это было в течение трёх-пяти последних лет. Хотя чаще всего за журналистом вины не больше, чем за обиженными героями их публикаций, которые пытаются их подстрекать к вымогательству и коммерческому подкупу. В 2017 году фигурантом подобного расследования стал корреспондент журнала «Компания» Андрей Красавин. Издание подготовило критический материал о Новороссийском морском порте, входящем в группу «Сумма». Узнав о публикации, представители «Суммы» сами пошли на контакт с редакцией, предложив контракт на 100 тыс. долларов в обмен на снятие критического материала. Впоследствии этот факт лёг в основу обвинений в вымогательстве. Однако в итоге в суде удалось доказать невиновность журналиста. «Благодаря проведённой в Минюсте лингвистической экспертизе удалось установить, что Красавин не только не требовал передачи ему денег, но и имела место провокация со стороны сотрудников группы «Сумма», – комментировал подробности дела изданию Legal.Report защитник журналиста вице-президент коллегии адвокатов «Дефенс» Алексей Галаев.

Что касается Telegram, то этот ресурс, по сути, оказался заложником собственной свободы. С одной стороны, в отличие от официальных СМИ в телеграм-каналах царит настоящая вольница, отчего публикуемая информация зачастую и правда производит эффект разорвавшейся бомбы. Отсюда и интерес к телеграм-каналам у пиарщиков всех мастей. С другой стороны, никакой ответственности за «фейковые бомбы» у телеграмщиков, по сути, нет. Опростоволосившийся телеграм-канал всегда можно закрыть и тут же открыть новый: в отличие от классических СМИ телеграмщики не рискуют ни лицензией, ни репутацией. В результате получается, что главным арбитром в случае возникновения конфликтных ситуаций будет выступать суд.

«Я думаю, что никакого дополнительного порядка в Telegram наводить не надо. Существующего правового регулирования абсолютно достаточно. А арестовывают людей не за то, что они владельцы телеграм-каналов, а за то, что они совершают какие-то преступления. Причём это могут быть преступления из разных отраслей права», – отмечает адвокат Дмитрий Аграновский. Другое дело – насколько адекватным выглядит наказание в виде 15 лет лишения свободы (а именно столько грозит некоторым телеграмщикам, обвиняемым в вымогательстве) за пусть даже и имевшее место пиар-соглашение с банкиром с сомнительной репутацией.


Источник: “https://compromat.ws/v-chyom-provinilis-blogery-telegram/”

Источник: Компромат PRO